«Непобедимый» снова в строю!

| 06.09.2018

«Адамант» — старинное русское прочтение древнегреческого слова ἀδάμας – «непобедимый» или «непокоренный». У одного из крупнейших ювелирных заводов в России – новый ключевой акционер. Как справляется гигант ювелирной промышленности с экономическими вызовами сегодняшнего дня?

Ювелир — экономист

Несмотря на постоянно улучшающуюся экономическую ситуацию в стране, покупательская способность рубля стремительно падает. Почти исчезли из продажи массивные украшения с приличными драгоценными камнями, уступив место легковесам с фианитами. Средний чек в розничном магазине остался прежним – около 6000 – 10000 рублей. Однако, что можно купить за эти деньги, при средней цене за грамм 585 золота 2500 – 4500 рублей?

Сегодня профессия ювелира претерпевает удивительные трансформации! Вы когда-нибудь задумывались, каким должен быть идеальный современный российский ювелир? 

Прежде всего он должен быть юристом! Законы и их постоянные изменения, приказы министерств и ведомств – обо всём этом надо быть в курсе, знать где прочитать, а также иметь представление о том, как правильно толковать непроходимый канцелярит. Кроме того, золотых и серебряных дел мастер, обязан быть сам себе бухгалтером и экономистом. Очевидно: план продаж, отчеты в налоговую и расчет экономической целесообразности сами себя не сделают. Этим должен кто-то заниматься и этому кому-то со стороны придется платить. Еще ювелир должен быть отличным маркетологом, который разбирается как в классическом, так и в цифровом маркетинге. Этот список можно продолжать долго: психолог, бренд-менеджер и т.д. Одного ли меня настораживает, что в этом списке нет прикладных ювелирных навыков?  Где же дизайнер, днями и ночами страдающий над восковой моделью? Технолог с обожженными ресницами и пропахшими химикатами руками? 

Настоящие ювелирные профессии в России становятся вторичны. Объемы продаж сокращаются, регулирование усиливается. Битва искусства и экономики никогда не будет происходить на равных. Это обусловливает трансформацию ювелира в антикризисного менеджера. Выживает даже не сильнейший, но мудрейший, наиболее гибкий, тот кто сможет адаптироваться к новым условиям рынка. В этом свете было чрезвычайно интересно посмотреть, как живет и работает в современных условиях одно из крупнейших ювелирных предприятий России. 

Честно говоря, приглашение посетить предприятие «Адамант» застало меня врасплох. Направление ювелирные цепи — никогда меня особо не интересовало. Конечно, на выставках приходилось видеть, как работают машины-автоматы по изготовлению цепей, но целый завод, занимающийся исключительно цепями? Процесс представлялся не особо романтичным. Бухта золотой или серебряной проволоки на входе, кнопка выбора режима работы на корпусе машины и готовое изделие на выходе. Казалось бы, что тут сложного? Однако в реальности процесс оказался намного интересней, чем можно было представить!

Алмаз российской ювелирной промышленности

Дорога до Кольчугино заняла около трех часов. Типичный «немосковский» пейзаж за окнами: деревянные домики, лес и покосившиеся электрические столбы неожиданно исчез, и я увидел современное здание.

 
[Фотография 1. Вид «Адаманта» с улицы]

Пожалуй, первое впечатление от ювелирного производства в Кольчугино – чистота! Несколько лет назад мне доводилось бывать в Москве на некоторых, средних по размеру, ювелирных производствах. Общей их особенностью была грязь в помещении. Это казалось нормальным – производство же. Однако «Адамант» больше похож на офисное здание или центр коворкинга, но никак не на завод.

Новый акционер завода — Артак Санасарович Мелтонян, хорошо известен международному бизнес-сообществу. Он —  владелец одной из крупнейших металлургических компаний Республики Армения — «Дзулакентрон», основанной еще в далеком 1966 году как Чаренцаванский завод «Центролит». После приватизации 1997 года, предприятие было преобразовано в ОАО «Дзулакентрон».


[Фотография 2. Г-н Мелтоян, новый акционер предприятия «Адамант»]

Господин Мелтонян любезно предложил провести экскурсию и показать, как устроено ювелирное производство «Адамант» изнутри. То, что удалось увидеть, произвело ошеломляющее впечатление! Для меня оказалось полной неожиданностью, что в России на ювелирном заводе могут быть столь продвинутые технологии!

Предприятие располагает полным циклом производства и абсолютно самодостаточно! На заводе выстроены буквально все процессы: от аффинажа, изготовления проволоки и генерации азота для сварки, до пробирного надзора и предпродажной подготовки. Одним словом, на входе драгметалл, на выходе готовые к продаже ювелирные изделия!


[Фотография 3. Плавка серебра]


[Фотография 4. Заготовка проволоки для последующего производства пустотелых цепей ]

[Фотография 5. Прокатный станок, уменьшающий диаметр проволоки]

[Фотография 6. Готовая для производства проволока]

Технологии и люди

Техническая оснащенность завода вызывает уважение и ассоциации с со старыми добрыми временами СССР. Когда я был ребенком, мне казались жутко скучными все эти фотографии станков и репортажи с заводов, где передовики производства на фоне шпинделей и станин, крутили в руках перед камерами непонятные детали, а окружающие их журналисты чем-то восторгались. Теперь я понимаю чувства тех репортеров. Это действительно здорово, видеть столь слаженную и продуманную работу сложнейших машин и понимать, что за всем этим стоят рабочие места, люди и их судьбы.

[Фотография 7. Цех изготовления цепей]

[Фотография 8. Сборка цепей]

[Фотография 9. Собранная цепь]

[Фотография 10. Подготовка цепей к пайке]

[Фотография 11. Готовые цепи после пайки]

[Фотография 12. Подготовка к нанесению «алмазной грани» на цепи]

В свое время, на производственной экскурсии в индийском Мумбае, мне категорически не разрешали прикасаться к готовой серебряной продукции. Жир и пот, присутствующие на руках, вызывали быстрое почернение серебряных изделий. На «Адаманте» наоборот, на мое предложение не прикасаться к готовой продукции — отреагировали удивленно: «Почему нельзя трогать серебряные изделия, если люди будут их носить ежедневно?». Все цепочки покрывают родием или лаком, в зависимости от ценового сегмента продукции. Такое украшение вряд ли почернеет со временем. 

[Фотография 13. Родированные (в лотке) и покрытые лаком (в руке) цепи]

[Фотография 14. Продукция Адаманта]

Теперь время вернуться к тому, о чем говорилось в самом начале этой статьи, что российский ювелир – это больше не ювелир, но экономист. В этом отношении «Адаманту» удалось сохранить паритет дизайна и экономики. Если за шесть — десять тысяч рублей больше нет никакой возможности купить тяжелое полновесное украшение, то как еще выйти из положения? Оказалось, что если привлечь к работе искушенного технолога – нет ничего невозможного! Вполне можно создать цепь, которая условно выглядит как якорный канат крупнотоннажного корабля, но при этом ничего не весит!  

[Фотография 15-16. Менеджер компании «Адамант» Мария Пестрикова проводит презентацию новой версии ювелирных цепей «Пустотел+»]

Пустотелые ювелирные цепочки — не новое изобретение. Заслуга именно «Адаманта» в том, что им удалось беспрецедентно снизить вес ювелирных украшений, одновременно сохранив механическую прочность. Фирменная фишка этой компании, видеоролик о которой можно посмотреть на сайте – это попытка разорвать их пустотелую цепь руками. Живьем это выглядит душераздирающе, я не люблю, когда мучают ювелирные украшения. Во время испытания изделие деформируется, растягивается, но не рвется, что, вообще говоря, неожиданно для ювелирной цепочки, которая весит чуть более двух грамм. 

Немного об экологии

По сравнению с тесной Европой, Россия никогда не жаловалась на недостаток территории. Оттого отношение к экологии у нас в большинстве случаев безразличное. Ну, испортим мы какую-нибудь речку или озеро, что у нас, озер и рек мало что ли? Экологические нарушения — дела в нашей стране труднодоказуемые и в большинстве случаев оканчивающиеся ничем. 

Оттого особенно приятно, что на «Адаманте» так не думают и относятся к экологии по-европейски. Последний пункт экскурсии – посещение очистных сооружений завода. На фотографии хорошо видно, что представляет собой вода, прошедшая через ювелирное производство. На самом деле это неудивительно. Готовые изделия из серебра и золота – экологически чистые, гипоалергенные предметы. Однако работа с благородными металлами сопряжена с использованием множества вредных химикатов. Один сброс загрязненной воды из цехов завода — и местной экосистеме мало не покажется.

[Фотография 17. Вода из цехов, после производства, до прохождения очистных сооружений]

Для очистки воды перед сбросом в канализацию, на «Адаманте» применяют современную, многоступенчатую систему фильтрации и дезактивации. На фото видна лишь часть очистного цеха.

[Фотография 18. Цех очистных сооружений]

Вот в таком виде вода поступает в канализацию. Хорошо видно, что она прозрачная и в ней уже нет пенящихся химикатов. 

[Фотография 19. Вода после очистки. В таком виде она идет в канализацию]

Четыре лапы и хвост в ювелирном деле

Местный кот вполне разделяет мое мнение, что к природе на заводе относятся хорошо. Работа местной столовой, судя по упитанности и качеству шерсти пушистого ювелира, тоже не вызывает никаких нареканий.


 
[Фотография 20. Общение хвостатого сотрудника завода с прессой]

Завод произвел редкое впечатление, когда на одном предприятии сочетаются современные технологии и бережное отношение к работникам и окружающей среде. Раньше подобное чувство возникало при посещении представительств европейских компаний в России. Хочется пожелать всему коллективу «Адаманта» успеха в их нелегком труде! Сейчас не самое лучшее время для ювелирной индустрии, но всё выглядит так, что именно у этого предприятие есть все шансы преуспеть! Это важно еще и потому, что завод — фактический градообразующее предприятие и именно от него зависит, насколько хорошо будут жить люди в этом конкретном регионе страны. 

 (c) Алексей Лагутенков' 2018